Поиск
  • Ali Kerimov

На ошибках учатся

«Заполярная правда» уже сообщала о том, что аварийное здание Научно–исследовательского института сельского хозяйства и экологии Арктики на Комсомольской, 1, будет демонтировано. За комментариями мы обратились к специалистам, которые подробно рассказали о предыстории проблемы и путях ее решения.

История вопроса Институт оленеводства — предшественник Научно–исследовательского института сельского хозяйства и экологии Арктики —был образован в 1937 году в Ленинграде и вскоре объединен с Институтом полярного земледелия. В 1957 году решением правительства институт перевели в Норильск, где ученые занимались проблемами развития агропромышленного комплекса на Крайнем Севере. До 1985 года институт располагался в двухэтажном здании на улице Кирова, а потом переехал в новостройку на Комсомольской, 1. С развалом СССР научная деятельность института претерпела определенные изменения, а нехватка финансирования отчасти решилась сдачей в аренду одного из двух корпусов института — 3–этажного вспомогательного, а также некоторых помещений основного лабораторного корпуса. Благодаря этому удалось сохранить штат сотрудников, приемлемый уровень заработной платы. Оставались даже деньги на обновление оборудования. Восстановлению не подлежит
В сентябре 2009 года случилось непредвиденное — шестиэтажный основной корпус, где на тот момент работали около 130 специалистов института, а также сотрудники фирм–арендаторов, за одну ночь дал трещину. После обследования и экспертизы ученые решили перебраться во вспомогательный корпус, соединенный с основным зданием галереей. Из Россельхозакадемии пришло распоряжение о частичном демонтаже поврежденного корпуса — планировалось разобрать его аварийную часть. Однако время шло, а финансовой помощи со стороны Федерального агентства научных организаций Российской Федерации (ФАНО), которому к 2013 году в результате реформы было передано имущество научных институтов страны, не поступало. В сентябре прошлого года произошла еще одна крупная деформация здания. Специалисты пришли к единому мнению: разрушения настолько серьезные, что корпус восстановлению или реконструкции не подлежит. Потрескались перегородки, попадали лестничные проемы, пришла в негодность система тепло– и водоснабжения и так далее. В таких условиях работать во вспомогательном корпусе также стало невозможно. Благодаря помощи администрации города институт перебрался на Ленинский проспект, 1. Нужен надзор
Али КЕРИМОВ, директор НПО «Фундамент», уверен, что деформация здания на Комсомольской, 1, — это результат сразу трех ошибок: проектных, строительных и, что самое главное, — эксплуатационных. Он обратил особое внимание на то, что над объектом работали не норильские проектировщики, а приезжие, недостаточно знакомые с местной спецификой. Одна из особенностей этого здания, рассказывает специалист–мерзлотник, — его нулевой этаж, который по изначальному типовому проектному решению являлся подвальным. По всей видимости, в процессе строительства, с учетом специфики мерзлых грунтов, было решено трансформировать четырех–пятиметровый подвал в нулевой этаж. При этом корректировки параметров свай сделано не было. В идеале, говорит Али Гасанович, в случае искусственного подъема здания нужно было произвести перерасчет длины свай и при необходимости увеличить их диаметр. Также были нарушены и эксплуатационные параметры объекта — отсутствовало вентиляционное подполье. В таких условиях грунты основания, которые раньше позволяли рассчитывать на долговечную эксплуатацию здания, начали интенсивно оттаивать. А поскольку этот процесс идет неравномерно, то сваи, по–разному реагирующие на изменения почвы, под тяжестью конструкции стали попросту ломаться. Ко всему этому стоит добавить, что при строительстве мог присутствовать так называемый недобур свай, то есть недоведение их до скального основания: пока грунты мерзлые, устойчивость обеспечивается, но стоит им оттаять, как происходит просадка.
Перечисляя эксплуатационные ошибки, собеседник также отметил, что часть корпуса, давшая трещину в прошлом году, находится в зоне вводных коллекторов. От утечек не застрахован никто, и в таких условиях процесс деградации мерзлоты не мог не прогрессировать. Систему геотехнического мониторинга зданий необходимо возобновить, считает специалист. Ведь раньше, когда практически все здания в НПР были подведомственны Норильскому комбинату, в городе работала специальная служба, занимавшаяся мерзлотно–техническим надзором. — По сути, сегодня наши здания — это мины замедленного действия. Отчасти нас спасает то, что большинство из них находится под контролем, в том числе и администрации города, ведется регулярное наблюдение, — говорит Али Керимов. — Однако есть фактор законодательного регулирования по линии Госстроя и Минстроя России, и в этой области имеются кое–какие недочеты и упущения. Остается только пожелать, чтобы при проектировании или реконструкции объектов учитывался опыт местных специалистов. Неплохая идея
Василий Гончаров Несмотря на сложную ситуацию, директор института Василий ГОНЧАРОВ отчаиваться не собирается. Он уверен, что все преграды можно преодолеть. В Красноярском научном центре Сибирского отделения РАН, куда входит Научно–исследовательский институт сельского хозяйства и экологии Арктики, он предложил построить на фундаменте поврежденного корпуса современную многофункциональную теплицу. Президиуму центра идея понравилась, было обещано выделить финансирование. Будущая теплица–лаборатория прекрасно подойдет для нужд города и горожан, считает Василий Гончаров. Здание планируется разбить на несколько секций, нацеленных на научную и социальную деятельность. Там можно будет создать круглогодичный сад, осуществлять апробацию приживаемости разных видов трав и растений, попробовать выращивать картофель, способный плодоносить в наших условиях, заготавливать рассаду для городских клумб в период озеленения и проводить другие опыты. Важную роль будущая лаборатория должна сыграть и в подготовке учебно–производственных классов для развития биологической рекультивации. — На прежней площадке останется голый ростверк, на основе которого мы начнем строительство нового лабораторного корпуса, — говорит Василий Гончаров. — Теплица–лаборатория будет иметь серьезное оснащение: ветрогенераторы, солнечные батареи, гидроавтоматика и прочее. Примерно 70% площади стен планируется остеклить. Проект–эскиз будущего сооружения мы предоставим на рассмотрение городским властям. Наверняка предложим принять участие в проекте и «Норникелю». Но в первую очередь нам необходимо решить вопрос с демонтажом аварийного корпуса. Это может обойтись в сумму от 60 до 80 миллионов рублей. Средства должны быть выделены на одном из ближайших заседаний ФАНО, и если все пойдет по плану, то работы могут начаться уже в середине мая. Михаил ТУАЕВ Фото Владимира МАКУШКИНА и Олега ВАСИЛЬЕВА

13 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

https://youtu.be/Ovt83-cuZTI https://youtu.be/Ovt83-cuZTI

Эксплуатационная надёжность и устойчивость зданий в зонах распространения многолетнемёрзлых грунтов является актуальной задачей, особенно с учётом климатических изменений, влияющих на несущую способно