top of page

Основа основ

На этой неделе исполнилось 50 лет организации, которая непосредственно участвовала в строительстве Норильска, в его выживании за полярным кругом. В понедельник золотой юбилей отметил Норильский отдел НИИОСП им. Н. М. Герсеванова.


Изготовление сваи


Норильский отдел был создан 23 ноября 1959 года для решения проблемы строительства на вечномёрзлых грунтах. Сначала он входил в состав Красноярского «Промстройниипроекта». С 1987 года отдел стал частью НИИ оснований и подземных сооружений им. Н.М. Герсеванова (Николай Герсеванов — родоначальник механики грунтов). В 1985 году прикладные исследовательские институты в России были отпущены государством на «вольные хлеба». У НИИОСП им. Н. М. Герсеванова на тот момент было шесть филиалов по всей стране, из них «выжил» только норильский отдел. Сейчас НИИОСП (включая норильский отдел) относится к Министерству регионального развития. В ближайшем будущем институт планируют приватизировать.


Первым руководителем Норильского комплексного отдела был Михаил Васильевич Ким. За метод внедрения свайного строительства на мёрзлых грунтах в 1966 году он стал лауреатом Ленинской премии. Именно он предложил строить дома в Норильске, да и вообще на Крайнем Севере, при помощи свай, которые не забивались в землю, а опускались в заранее пробуренную скважину. В этом и заключается норильское ноу–хау. До использования свайного поля в Норильске при строительстве под зданиями рылись объёмные котлованы, либо дома ставились на скальное основание. Своеобразным «водоразделом» стала улица Советская. После её пересечения с Ленинским проспектом выросли те норильские дома, что построены уже на сваях. На этом же перекрёстке висела мемориальная доска, посвящённая Михаилу Киму. В этом году доску перевесили на дом № 19 на Ленинском проспекте. Именно он был в числе самых первых свайных конструкций, да и место для мемориальной доски там более удобное.

Сейчас Норильским отделом НИИОСП им. Н. М. Герсеванова руководит Али Гасанович Керимов. Кстати, в этом году у него тоже профессиональный юбилей. В декабре исполняется ровно двадцать лет как Али Керимов после окончания Норильского индустриального института начал работать в Норильском отделе НИИОСП. Вопросы о прошлом, настоящем и будущем его организации, да и всех фундаментов Норильска, мы задали именно ему.


Лабораторные работы

— Али Гасанович, какие задачи сегодня стоят перед Норильским отделом НИИ оснований и подземных сооружений? Насколько они изменились за прошедшие 50 лет?

– Конечно, в первую очередь наш отдел ассоциируется с мерзлотно–техническим надзором над фундаментами. Но это только один из видов нашей деятельности. Отдел всегда был комплексным и исследовательским, он решал такие задачи, которые на первый взгляд и не имеют к нам особого отношения. Задачи эти менялись с течением времени вместе с нашим городом. На первом этапе во главу угла ставились исследования: тогда никто не знал, как нужно строить на мерзлоте. Это был период возникновения метода свайного строительства.

На втором этапе норильский отдел отрабатывал саму технологию строительства: какие должны быть сваи, какого размера, формы, из какого материала. Для изучения расчёта и проектирования свайного строительства в Норильске была создана целая подземная мерзлотная лаборатория. Она была построена в тундре, сейчас на этом месте улица Лауреатов. Под землёй было сделано несколько комнат, глубина которых достигала 20 метров. Туда выходили торцы свай, и учёные могли наблюдать за «поведением» свай в вечной мерзлоте под разной нагрузкой. В конце 1990–х годов эта лаборатория, увы, погибла. Всё произошло банально: неподалёку ремонтировали коллектор, и её попросту затопили. Сейчас вход в неё уже не найти, площадку засыпали и разровняли, но сама «ледяная» лаборатория и сейчас находится под землёй.





Михаил Ким



Потом возникла проблема надёжности и долговечности материалов, из которых строились сваи и конструкции. Первым тревожным сигналом стало обрушение столовой «Белый олень» в Кайеркане. Проблема была тогда решена, мы определили причину разрушения бетона. Были предложены морозостойкие материалы и способы их правильной эксплуатации. Тогда же мы начали изучать подземные коммуникации. Появилось ещё одно норильское ноу–хау: двухъярусные коллекторы. Задачи, за которые брались специалисты норильского отдела, расширялись.

Были созданы четыре лаборатории.

Лаборатория оснований и фундаментов занималась, как понятно из названия, основной нашей деятельностью. Руководили этой лабораторией известные учёные: Владимир Полуэктов, Владимир Меженский, Валерий Неклюдов.

Лаборатория инженерных коммуникаций решала вопросы конструкций трубопроводов, газопроводов, автомобильных дорог, линий электропередачи. Даже снегозаносы и снегозащитные щиты были в компетенции нашего отдела.

Лаборатория ограждающих конструкций изучала строительство на Крайнем Севере из железобетонных плит. Был ещё сектор технологии строительства на вечномёрзлых грунтах. Чем они занимались, тоже понятно из названия.


В сложный перестроечный период лаборатории закрылись, специалисты разъехались. Если в пиковый период, в 1980–х годах, в Норильском отделе НИИОСП работали 45 человек, то сейчас мы сокращены до минимума — 11 специалистов. Но потенциал у нас есть, все архивы сохранены, мы можем вернуться к любой из ранее разрабатываемых тем. Сейчас мы в основном занимаемся мерзлотно-техническим надзором, мониторингом проблемных домов, исследованием причин деформаций, разработкой рекомендаций и проектно-технических решений по их восстановлению. Даём рекомендации и при новом строительстве или реконструкции. К сожалению, сейчас Норильск не строится. Но в проектах «Арены–Норильск» и купола над стадионом «Заполярник» мы тоже принимали участие.



Охлаждающие установки для промораживания грунта. Улица Лауреатов, 80-е годы














Видим цель


— Но ведь под вашим надзором находятся далеко не все здания Большого Норильска? Есть вообще какая– либо общая программа по сохранению норильских домов?


– Для надзора и исследований мы сами выбрали территорию, которая обслуживается «Энерготехом». В их ведении находятся дома со всеми типами фундаментов, для нас это ещё научный интерес. Мы пытаемся внедрять современные технологии по восстановлению бетона, стабилизации мерзлотных условий. Но для эффективной работы не хватает государственного участия в решении проблем. Ситуация складывается скорее негативная, наши здания стареют, изнашиваются конструкции, ухудшается мерзлотная обстановка. Ведь опыт показал, что и сами сваи — не панацея. Около ста домов в Норильске уже демонтированы, ещё около двухсот имеют признаки деформации. Здание института сельского хозяйства Крайнего Севера, на Комсомольской, 1, — яркий тому пример. У него давно были трещины, но потом произошла стабилизация. А этой осенью за несколько минут произошли такие деформации, что здание теперь непригодно к использованию. К сожалению, этот дом не под нашим надзором. Я бы рассматривал его в первую очередь как объект исследования. Ведь если такое ЧП уже произошло, значит, нужно извлекать уроки.


Что касается общей программы по Норильску, то наш отдел разработал её ещё в 2000 году. Её название: целевая комплексная программа по стабилизации мерзлотной обстановки в Норильске. Охватывает она и сами здания, и коллекторы, и систему вентилируемых подполий, предусматривает контроль над состоянием бетона, из которого всё это построено. Уже в течение десяти лет мы предлагаем её, но никто пока не решил внедрять. В прошлом году мы эту комплексную программу переработали, и в очередной раз представили в администрацию Норильска. Но тут грянул кризис, и вопрос опять отложен.


Читать далее по ссылке:


Беседовала Светлана ГУНИНА

Фото из архива Норильского отдела

НИИОСП им. Н. М. Герсеванова

37 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comentarii

Evaluat(ă) cu 0 din 5 stele.
Încă nu există evaluări

Adaugă o evaluare
bottom of page